Слово о вандализме

04-05-2009

Унылым октябрьским днём 1752 года, заплутав в отдалённых покоях старого Зимнего Дворца, матушка императрица Елисавета Петровна выглянула в окно. С негодованием обнаружила она, что именной её Указ десятилетней давности не выполнен, и по прежнему на Миллионной улице красуется кабак. (А повелено было в том указе все кабаки с больших улиц в Санкт-Петербурге вывести). В гневе повелела матушка Правительствующему Сенату дабы он "неотменное исполнение" вышеписанному Указу учинил, "а сверх того указа 1742 года, Ея Императорское Величество указала, чтоб по тем улицам никаких вывесок, как ныне их множество разных ремесел видно и против самого двора Ея Императорского Величества не было, а быть вывескам по той улице, что на Мойку".

 


                 В истории Российской до некоторых пор не так часто власть предержащие обращали свой взор и своё внимание на уличную рекламу. Если подобное и случалось, то носило полуанекдотический характер. Можно ещё вспоминать интересный инцидент, который имел место в 1830-ых годах. Однажды проезжая мимо мелочной лавки, император Николай I увидал уродливую вывеску, рекламирующую это заведение. Как просвещённый монарх он не мог довольствоваться простым запретом и повелел разработать модель, по которой отныне будут рисоваться все вывески подобных заведений. На получившем царское одобрение эскизе стояла цифра 1, обозначавшая номер лавки. В дальнейшем торговцы, заказывая вывески по эскизу не смели менять утверждённый монархом нумер, и повсюду вплоть до начала XX столетия расплодились вывески с изображением сахарных голов, вазы с фруктами, бутылок, яиц, и неизменной надписью "Мелочная лавка №1".

Однако бешеные темпы развития промышленности и торговли начала XX столетия вызвали столь бурное и неуправляемое распространение рекламы во всех городах Российской Империи, что дальше молчать было нельзя. Ровно сто лет назад, в 1909 г. хаотичное развитие уличной рекламы стало предметом обсуждения на IV съезде Зодчих Императорской Академии Художеств в Санкт-Петербурге. В резолюции съезда решено было обратиться к городским управлениям с указанием на необходимость урегулирования уличной рекламы. Не известно по какой причине с реализацией этого решения зодчие не торопились, но на рассмотрение Московской Городской Управы письмо это поступило только в октябре 1913 г. В письме говорилось не просто о "вандализме рекламы в наших городах", но о том, что "в настоящее время нет улиц, не обезображенных вывесками иногда до полного затемнения архитектуры".

 


Съезд призывал "обуздать этот вандализм и предупредить дальнейшее изуродование многих прекрасных зданий, охранить исторический характер города". Съезд негодовал о том, "что уличная реклама в настоящее время не подвергается … никакой архитектурно-эстетической регулировке (а только полицейской цензуре в немногих случаях), что такое положение дела, нанося благолепию лучших частей города огромный вред, в дальнейшем исказит совершенно вид улицы в больших городах". Съезд надеялся "что Московская Городская Управа признает необходимым упорядочить это дело самыми энергическими мероприятиями".

Московская Управа тут же приступила к означенным "энергическим мероприятиям", подключив к этому делу Комиссию по внешнему благоустройству города. Конечной целью работы Комиссии представлялась разработка и утверждение правил размещения наружной рекламы в Москве, до селе не существовавших. За образец решено было взять аналогичные документы, давно узаконенные в европейских столицах. Затянулась бесконечная бумажная волокита – запросы по заграничным городам, перевод полученных документов на русский язык, обработка их в секретарском отделе…

 


Начало первой Империалистической не только не прервало этот процесс, но даже подстегнуло. С начала 1916 года вся Москва запестрела плакатами военного займа. Ими были оклеены все заборы и фасады домов, плакаты появлялись в самых немыслимых местах. Их было так много, что в апреле Комиссия по благоустройству с удвоенной силой возвращается к вопросу "урегулирования размещения уличных реклам". Но "быстро сказка сказывается…", разработка проекта "обязательных постановлений по развеске вывесок, реклам, афиш и объявлений", как водится, затянулась не на один месяц. Смешно сказать, последнее заседание по этому вопросу состоялось 16 октября 1917 года, за 9 дней до октябрьского переворота.

По прошествии ста лет нынешнее московское правительство родило другой грандиозный прожект – Постановление Правительства Москвы от 22 июля 2008 г. №584-ПП "О мерах по освобождению отдельных исторических территорий города Москвы от наружной рекламы". Название этого эпохального документа говорит само за себя. Документ долгожданный и необходимый. Разговоры о том, что грядут какие-то изменения, что рекламу из центра будут выводить, велись очень давно. Даже предпринимались какие-то робкие попытки "нАчать процесс", вроде демонтажа части перетяжек на Тверской. Однако так много и конкретно сказано было впервые.

И вот прошёл год. Согласно документу, на территории вокруг ансамбля Московского Кремля к 1 января 2009 года уже никакой рекламы быть не должно. Рекламы действительно стало гораздо меньше, хотя о полном выводе говорить не приходится. И всё же хочется надеяться, что благодаря "энергическим мероприятиям" это дело по старой традиции не обернётся пшиком.

 


Алексей Владимирович Сазиков,

кандидат искусствоведения, старший научный сотрудник ГУ ВНИИТЭ

 

Источник: www.kak.ru


← Другие статьи